Зазеркалье-2010(4). ретродневник

Комментарии: 0Зазеркалье

Многие думают, что депрессия это что-то вроде плохого настроения, внезапно налетевшей грусти, которую можно заесть печеньками или хорошей комедией. Но нет. Это когда ты лежишь в темноте и боишься света, когда у тебя абсолютно ни на что нет ни физических, ни моральных сил, когда у тебя одновременно раскалывается голова и щемит сердце. И это только легкий вариант депрессии - болезни, которая ничем не лучше какого-нибудь гриппа или ангины, и которую тоже надо лечить у доктора. Поэтому пришлось собрать волю в кулак и отправиться в поликлинику. Терапевт - пожилой, маленький и подвижный человек, все время то вбегавший, то выбегавший из своего кабинета, даже принимавший пациентов на ногах, быстро подошел ко мне, как только я зашла в распахнутые настежь двери его кабинета.

- Что с вами? - спросил он, вглядываясь в лицо профессиональным взглядом врача.

- Вот, - я показала на слезы, катящиеся непрерывно из глаз, мне было трудно говорить. - Я все время плачу и не могу остановиться.

- Пойдемте! - он взял меня за руку и так, за руку, и привел к кабинету невролога. Зашел туда и, выйдя через несколько минут, сказал: "Ждите, вас вызовут. Но в следующий раз извольте записываться на прием", - добавил он, уже убегая.

Меня действительно вскоре позвали.

- Что с вами случилось? Вы не получали травму? Может быть у вас какие-то проблемы на работе или в семье?

Что я могла ответить? Что группа каких-то незнакомых мне людей договорились, по какой-то неизвестной мне причине, сживать меня со свету? Это звучало как бред.

Вся эта нереальная история началась после окончания и публикации издательством моего первого романа. Как будто кто-то где-то открыл гигантский шлюз с бесами, как будто эта маленькая книжечка открыла глаза гоголевскому вию и он им, бесам, указал на меня. А разве я не знала, когда шла поступать в Литературный, что мало можно назвать писателей или поэтов, которых бы не преследовали бесноватые, и которые не закончили бы свой жизненный путь трагически. Профессия сама по себе рисковая, как и все творческие профессии. И это логично. Все люди несут в себе искру Божью, но те, кто её реализуют, становятся мишенью для бесов, условно назовем их так. Зачастую они используют в качестве оружия высоко внушаемых людей, подобно животным живущих неосознанно, любящих тех, на кого им укажут, и ненавидящих тех, на кого им укажут. Меня удивляло другое - неужто у нас в обществе так мало реализовавших свой талант творцов, что заметна даже я, с моей совсем крохотной искоркой? Это одновременно и льстило, и удивляло, но больше напрягало, конечно.

- У меня все хорошо, - пожала я плечами.

Доктор, проведя все свои ритуальные действия с молоточком, выписала мне волшебную таблетку.

- Это антидепрессант, принимать один раз в день перед сном.

Волшебство подействовало, уже через несколько дней я почувствовала что в моей душе постепенно начинает воцаряться радость и гармония.

- С таким довольным еб@лом ходит, - с ненавистью произнесло, проходя мимо меня, животное под видом прилично одетой женщины, обращаясь к своей спутнице.

Депрессия ушла под воздействием лекарства, но бесы, сживающие меня со свету, остались. И все также внушали незнакомым мне людям иррациональную, неосознаваемую ими самими, агрессию против меня. Я понимала, что они лишь бессмысленные марионетки, но мне-то от этого осознания легче не становилось.

Оставалось надеяться на чудо или сгинуть. И чудо пришло в мою жизнь.

В то утро мы как обычно спешили в школу, точнее спешила моя маленькая дочка, а я её сопровождала. И вдруг, проходя мимо подъезда одного из домов, мы услыхали громкий, пронзительный, настойчивый писк. Он раздавался из-под стоявшей напротив подъезда машины. Мы заглянули под авто и увидели крохотное, сжавшееся в комок существо, отчаянно пищавшее. Как только я протянула к существу руки, оно тут же забарлось в них. Маленький котенок. Оказавшись на руках он перестал пищать.

- Давай его возьмем себе, мам! - просила меня дочка.

Но я и сама понимала, что было бы преступлением против гуманности бросить здесь это маленькое замершее существо, так настойчиво кричавшее миру, чтобы он защитил и спас его.

Я положила котенка в куртку, проводила дочку и вернулась домой.

- Ну надо ж, какой страшненький, - удивилась я, взглянув на его мордашку.

В отличие от нашей кошки, жившей у нас уже несколько лет, у которой были маленькие, аккуратные, прижатые к голове ушки и огромные желтые глазища на приплюснутой круглой мордочке, у этого были огромные в растопырку ушища и малюсенькие непонятного цвета, чуть косящие глазки на вытянутой мордочке. Он был ужасно смешной и нелепый. Покормив его, я понесла его в ближайшую ветеринарку. Котенок оказался здоровеньким. У него лишь был слишком напряжен животик - это от долгого голодания, сказала доктор. Получив все наставления от ветеринара, я снова вернулась домой.

Было немного неудобно перед нашей кошкой, привыкшей жить в беззаботной расслабленности и неге, и тут на тебе, свалилось на её голову какое-то странное маленькое чудовище, которое тут же ринулось отстаивать свои права на новую территорию. Наша, не привычная к борьбе за выживание, поначалу пугалась и пряталась, но после нескольких ночей, проведенных в переноске, новичок все же начал осваивать правила поведения приличного кота в нашей квартире, и страсти улеглись. Расклеенные мной объявления о потерявшемся котенке вскоре были заклеены другими объявлениями, котенка никто не искал.

Это оказалась девочка. Освоившись, она выбрала для себя комнату дочки. Это маленькое крохотное существо любило лежать по вечерам на диване, довольно и сыто жмурясь, наблюдая как дочка делает уроки.

С того дня таблетки от депрессии больше мне не понадобились.

Оставьте комментарий!


Комментарий будет опубликован после проверки

     

  

(обязательно)